туры в Непал | туры в Тибет

Сто лет завоеваний

Сронцзангампо умер, когда его внук и наследник Мансронманцзан (638-679) был еще ребенком. Начался период регентства, драматичный и знаменательный для Тибета. Регентом стал Гар-Тонцзанюлзунг, бывший «великим министром» еще при Сронцзангампо.

Роль первого, или великого, министра в тибетском государстве VII—IX вв. была особой. Те тибетские источники, которые содержат подробную генеалогию Ярлунгской династии — а это довольно ранние сочинения, — приводят ее в специфической форме. Обычные родословные выглядят так: «был царь такой-то, его сын — царь такой-то, его сын — царь такой-то…». В родословных тибетских царей, во-первых, всегда указана мать наследника, что в позднейших книгах, как правило, опускается. (Замечу, материнская линия редко бывает полностью отражена в древних генеалогиях правителей различных народов. Имя матери вождя появляется только в тех случаях, когда она чем-то особенно запоминается летописцам — имеет много мужей, убивает много народу, сидит двадцать пять лет в темнице, а потом рожает наследника или совершает что-нибудь еще не менее замечательное.) Будем считать, что это — показатель сохранившихся матриархальных отношений. Но начиная с древних царей, непосредственно предшествовавших историческим властителям Тибетской империи, тибетцы обязательно указывают всех их министров [Sh'akya 1988, 47-49]. Ну уж этого вы нигде не встретите! В мифе о Григуме говорится, что в то время в Тибете установилась власть ца- ря, министра и жреца. На важных церемониях царь восседал на троне в центре, бонский жрец — справа от него, а великий министр — слева [Hoffmann 1990, 390]. Исходя из сказанного, можно предположить, что особое положение великого министра в тибетском государстве имело свои корни в древности.

Все цари Тибета были вынуждены постоянно противостоять власти и интригам министров. В результате многие из них «неожиданно умирали» — вспомним Намрисронцзана, отца Сронцзангампо. Да и сам Сронцзангампо, оставшийся в памяти потомков как могущественный владыка Тибета, не избежал этой борьбы. При нем было несколько особенно сильных родов — Мьянг, Гар, Бас, Нон, Цэпонг и Кхьюнпо. Сначала великим министром у царя был Мьянг-Манпочже-Шаннанг [Hoffmann 1990, 377]. Это тот, который присоединил племена Сумпа. Однако этот министр пал жертвой интриг Кхьюнпо-Пунсад-Зуцзэ, шаншунгца по происхождению и великого министра царя Намри. Манпочже (далее имена царей и министров я привожу в сокращенной форме) бежал, но был убит. Зуцзэ решил, что пришло его время. Он пригласил царя на пир. Царь послал своего министра Гар-Тонцзана, который увидел, что там подстроена ловушка, и доложил об этом царю. Зуцзэ понял, что проиграл, и покончил жизнь самоубийством. Сын Зуцзэ сам принес голову отца царю, чтобы засвидетельствовать свою верность. В общем, все это обычная, даже рутинная борьба царедворцев. Но интересно то, что все они борются за место великого министра. Наверное, было за что бороться. Надо сказать, иногда силы кланов оказывались равными, и тогда великими министрами назначались одновременно двое. Но в данном случае великим министром стал Тонцзан, и это ознаменовало начало многолетнего возвышения клана Гар.

Тонцзан был участником многих важных предприятий тибетцев. Он возглавлял оба посольства, отправленные за знаменитыми непальской и китайской принцессами, и, как повествуют легенды, приложил немало труда, чтобы заполучить их. Он провел многие годы в войне с Аша, или туюхунями, в конце концов став почти самостоятельным правителем на северо-востоке Тибета, где эта война шла. Его называли «завоевателем». О его уме, ловкости и смелости существует много легенд. Говорят, сам китай- ский император упрашивал его остаться у него на службе, и он, единственный из тибетских царей и военачальников, запечатлен китайцами на портрете более или менее реально [Beckwith 1993, 26]. Ученые предполагают, что это он, а не Сронцзангампо составил знаменитые законы [Beckwith 1993, 27]. Учитывая огромное влияние Гар-Тонцзана, можно предположить, что события, после которых Сронцзангампо был отлучен от власти, произошли не без его участия.

В жизни великого царя действительно был такой загадочный эпизод. Все источники пишут о том, что, когда его сыну Гунсронгунцзану исполнилось тринадцать лет, тот воссел на царский престол, однако «неожиданно умер» в возрасте восемнадцати лет и Сронцзангампо вернулся к управлению государством. Об этом перерыве в правлении Сронцзангампо тибетские летописцы сообщают, что царь в это время занимался писанием сочинений, а когда народ возроптал, то объяснил, что он полностью уполномочил своего министра вести дела, пока сам будет занят научными трудами [Ancient Tibet 1986, 194].

Имена братьев Гар даны в разных источниках по-разному. Ср. [dGe 'dun chos 'phel 1994, 293; Shakabpa 1967, 29; Тибетская летопись 1961, 23].

При Мансронманцзане и долгое время при последовавшем за ним Дусронманпочже (676-704) фактическими правителями были члены клана Гар. Гар-Тонцзанюлзунг умер в 667 г., оставив четырех сыновей. Гар-Цзанньядонбу занял место отца, а его братья стали крупными военачальниками. В 685 г. старший брат умер и великим министром был назначен другой брат, Гар-Кхрибрингцзанброд, который занимал этот пост до 698 г. Гар-Цзанба почти 30 лет был командующим восточной армией, стоявшей на границе с Китаем и ведшей с ним войны. Его младший брат тоже воевал с китайцами2. Гары были настолько сильны, что Х.Хофман даже задался вопросом, почему они не попытались свергнуть существовавшую династию. Наверное, потому, считает он, «что подданные Тибета, чьими сердцами полностью владела вера в магические силы, видели в величии и священной власти легитимной династии гарантию существования государства, чем не могла пренебречь даже могущественная семья Гар» [Hoffmann 1990, 379-380]. По-видимому, это так, хотя применять яд против представителей легитимной династии эта вера им почему-то не мешала.

Мансрон, по-видимому, был слабым человеком. О нем и хроники рассказывают очень мало: самым ярким эпизодом его жизни является, как это ни парадоксально, его смерть, которую скрывали три года. При нем власть Гаров была безраздельной. Но когда царем стал Дусрон, положение изменилось. Он стал сильным, самостоятельным правителем. Почувствовав уверенность и поддержку приближенных, испытывавших невыносимые страдания от сосредоточения власти в руках Гаров и их нежелания ею делиться, он решил поставить Гаров на место. Выбрав момент, когда Кхрибринга не было в Лхасе, он собрал своих верных сторонников, заручился поддержкой тюрок на северо-востоке, Непала — на юге и т.д. и отправился на охоту, куда пригласил и старшего Тара. Тот, заподозрив недоброе, не явился. Тогда Дусрон сам пошел походом на армию Тара. Окруженный войсками царя, Кхрибринг покончил жизнь самоубийством. Цзанба бежал в Китай. По другой версии, два младших брата погибли еще в 694 г. Китайские источники говорят, что сто приближенных Кхрибринга добровольно последовали за патроном в мир иной. Всего же царь убил более двух тысяч родственников и близких семьи Тар. При этом, как пишут хроники, он сказал речь:


В давние времена, в дни начала начал…
Синее небо не спускалось с высот,
Земля не тянулась вверх.
Но теперь копошащиеся в пыли
Червяки и муравьи подражают птицам!
Сколько бы они ни мечтали летать,
Нет у них крыльев, чтобы парить.
Если же у них вырастут крылья —
Небо слишком высоко для них,
Не вырваться им за облака.
Нет им места ни в небесах, ни на земле —
Эта мечтатели не нужны ни там, ни здесь.
Быстро они становятся добычей ястребов…
Завтра, и послезавтра, и после послезавтра —
Никогда министр не будет правителем царя,
Как конь никогда не оседлает наездника!


[Ancient Tibet 1986, 237]


Так окончилась слава семьи Гар.

Дусрон умер в 704 г. в военном походе против племен чжан (мосо), занимавших территории нынешней провинции Юньнань. Незадолго до смерти у него родился сын, который наследовал престол. Есть неясные сведения о том, что сначала престолонаследником стал его старший сын, но был свергнут, т.е. попросту лишен жизни [Ancient Tibet 1986, 242]. Возможно, для того, чтобы регентшей стала мать Дусрона, Кхрималод. Это была властная женщина, и она управляла государством до самой смерти. В 712 г. царем становится Кхридэцугцзан, сын Дусрона, больше известный под прозвищем Мэагцом, что в переводе означает «Старая борода» или «Старый козел», но, конечно, без того особого смысла, которым наделено это выражение в русском языке. Он находился у власти довольно продолжительное время — до 755 года, года своей смерти.

Мэагцом, как это водилось у тибетских царей, женился на китайской принцессе, которую звали Кимшенг (кит. Цзиньчэнь). Правда, рассказывают, что ее привезли для сына Мэагцома, но сын умер, и поэтому пришлось жениться отцу. Здесь явно скрывается какая-то интрига или ошибка. Известно, что принцесса приехала в 710 г., когда Мэагцому было не больше 12 лет. Жениться он, конечно, уже мог, но иметь сына, который хотел жениться, — вряд ли. Х.Хофман предполагает, что принцесса была предназначена Дусрону, но пока она добиралась до Тибета, Дурон умер, а Мэагцом был еще мал (по Х.Хофману, ему было 6 лет). Свадьба была отложена, и принцесса осталась дожидаться, когда тибетский царь повзрослеет [Hoffmann 1990, 381]. С одной стороны, кажется, что последняя версия имеет больше оснований. Тибетские источники рассказывают о том, как страдала китайская принцесса в Тибете и как она просила танские власти забрать ее оттуда, а вождей Аша — предоставить убежище. Такие просьбы вряд ли были бы возможны, если бы китайская принцесса уже вступила в официальный брак с тибетским императором и стала полновластной императрицей. С другой стороны, что мешало властям женить шестилетнего царя? Династические браки в мировой истории имели еще и не такую «разницу в возрасте». Впрочем, так или иначе, Кимшенг вышла замуж за Мэагцома, закрепив китайско-тибетский союз.

Тибетские историки в большинстве своем утверждают, что Мэагцом умер, упав с лошади. Но есть данные, что он был убит министрами. Не очень понятно, правда, за что. Многие пишут, что Мэагцом был изнеженным правителем, не любил войну и охоту, предпочитал им книги, увлекался буддизмом. Это не нравилось окружению царя. И противники буддизма сделали свое черное дело. Так это или нет, неизвестно, но одно очевидно: редкий тибетский царь умирал своей смертью, большинство из них погибало — в бою, от оспы или от яда. (Удушение по отношению к царям как-то не практиковалось.)

Период с 650 по 755 г. был временем роста Тибетской империи. В течение этого столетия на тибетском престоле сидели и сильные цари, и слабые правители, вершили дела могущественные министры и властные регентши, армия побеждала в боях и терпела поражения, из соседних держав приезжали дружественные послы и приходили враги, внутри страны происходили восстания и междоусобицы, т.е. имели место самые разные события, но все сводилось к одному — Тибет «распирало» от военной силы, из года в год он расширял свои владения.

Районы Аша (туюхуней) и Шаншунга все основательнее «погружались» в Тибетскую империю. Еще Гар-Тонцзаном в 60-х годах VII в. там была учреждена тибетская администрация. В последующие годы они неоднократно восставали. Однако это были уже именно восстания, а не войны. В 670 г. туюхуньский вождь Муюн-Нохопо бежал в Китай и просил танские власти помочь ему в борьбе с Тибетом. Однако стотысячное войско китайцев было разбито.

Соперничество Тибета и Китая с восточных и северо-восточных окраин Тибетского нагорья переместилось в район так называемого Туркестана, где проходил Великий караванный путь и находились богатые торговые города — Хотан, Куча, Карашар, Кашгар. К 658 г. Китай установил свой протекторат над ними и над территориями, лежавшими далеко к западу — до Согдианы и Кашмира. Но в 670 г. тибетцы, соединившись с западными тюрками, захватили эти города и выгнали оттуда танские гарнизоны. Китайцы не могли примириться с таким положением. Поэтому здесь происходили постоянные столкновения китайских и тибетских войск. Лакомые кусочки, эти города, «державшие торговлю» изделиями из золота и нефрита, парфюмерией и специями, войлочными кошмами и коврами, оружием и скотом, переходили из рук в руки. В 692-693 гг. танская армия восстановила свой контроль над Шелковым путем и бассейном Тарима. Но чуть позднее, в 695-696 гг., на северо-восточной границе Тибета произошла битва, известная как «побоище китайцев у Тигрового перевала». Главнокомандующий китайскими войсками был снят со своего поста. Это был четвертый китайский военачальник, наказанный снятием с должности из-за поражений, нанесенных ки- тайской армии тибетцами.

Китайско-тибетские войны перемежались периодами мира, хотя и непрочного. Еще в 696 г. Гар-Кхрибринг специально отправился в столицу танского Китая Чанань, чтобы предложить китайским властям договор на условиях ухода китайцев из Центральной Азии и разделения территории западных тюрок между Тибетом и Китаем. Императрица У Цзэтянь, правившая в тот период в Китае, не приняла дерзкого предложения. Однако женитьба тибетского царя на китайской принцессе в 710 г. была уже свидетельством установления мирных отношений двух стран. Правда, новый китайский император, Сюань-цзун, не смог примириться с высокомерными выражениями в послании тибетцев, где они предлагали заключить мирный договор в продолжение дружественных отношений прежнего времени. Он стал готовиться к войне. Но состояние китайских войск не позволяло надеяться на победу. Министры и советники стали уговаривать императора пойти на мир с тибетцами. На уговоры ушло почти 15 лет. Тибетцы в это время потихоньку «отгрызали» территории Китая. Наконец в 730 г. был установлен мир.

Тибетцы захватывали новые территории и на востоке и юго-востоке. В 678 г. они разгромили танский гарнизон севернее современного Чэнду, столицы провинции Сычуань, и держали в своих руках крепость, в которой он располагался более 60 лет. (В 738 г. она была отбита китайцами.) Мелкие племена, проживавшие в том районе, постепенно переходили под власть Тибета. В 703 г. Дусрон присоединил племена, проживавшие на территории современной провинции Юньнань. Китайцы называли этот район Наньчжао, а тибетцы — Чжан. Там он и погиб, как уже говорилось выше. В 751 г. Мэагцом принял под свое покровительство многие племена этого района. Оттуда тибетское влияние стало распространяться на север Бирмы и Ассама. А эти территории позволяли контролировать торговлю Китая с Бирмой и Индией. Это был тоже «очень полезный кусочек» территории.

Разнообразные военные и мирные контакты с Китаем — судьба Тибета на всем протяжении его истории. А интенсивные отношения с тюрками и арабами — характерная черта именно периода существования Тибетской империи. Начиная с 60-х годов VII в. тибетцы стали проникать далеко на северо-запад, на территории, где проживали западные тюрки. Те занимали в это время обширные районы на землях современной Средней Азии, или, по нынешней терминологии, на западе Центральной Азии. Соперничество с Китаем в этом районе стало приводить к возникновению мелких и крупных, коротких и долгих тибетскотюркских альянсов, выгодных той и другой стороне. Еще в начале 60-х годов Мансрон заключил договор с западными тюрками, и они совместными силами атаковали танские гарнизоны в Хотане и Кашгаре. Тибетцы не очень долго владели богатыми городами Туркестана. После того как их оттуда вытеснили китайцы, тибетские власти с еще большим энтузиазмом стали дружить с тюрками. В 694 г. тюркский каган посетил тибетский двор и встретился с Дусроном. Затем тюркский каган водил тибетские войска в свои земли вблизи Ферганы [Ancient Tibet 1986, 235-236].

В начале VIII в. на западе стали расширять свои владения арабы, оказавшиеся в результате по соседству с тибетцами. У тех и других вначале чувство вражды к Китаю бкло, по-видимому, намного сильнее, чем настороженность друг к другу. Поэтому тибетцы и арабы также стали заключать союзы, имеющие целью предотвращение китайской экспансии. В 715 г. тибетцы вместе с арабами напали на китайский гарнизон в Кашгаре. Тибетцы, тюрки и арабы стали организовывать тройственные союзы, как это было в 717 г., когда они напали на тот же многострадальный Кашгар.

Продвигались тибетцы и строго на запад. В 722 г. они напали на Гилгит, лежавший на торговом пути из Туркестана в Кашмир и Индию. Ладак и Балти они к этому времени уже присоединили к своей империи. Но Гилгит был чрезвычайно важным районом для Китая. Обладание им позволяло китайцам предотвращать возможность соединения тибетцев с арабами, а самим открывало путь к их союзникам в Кашмире. Двадцать с лишним лет длилось противостояние Китая и Тибета в Гилгите, полное интриг, военных столкновений, династических браков и прочих элементов большой политики. В 737 г. Гилгит признал покровительство тибетского царя, принц Гилгита посетил Мэагцома. В 747 г. произошла большая битва, в которой китайцы на какое-то время вытеснили тибетцев из Гилгита. Но в 751 г. арабы и тюрки с помощью тибетцев разбили китайцев в битве на реке Талас, севернее Ферганы, и это положило конец китайскому влиянию на западе.

Здесь приведено все, что рассказывают о тибетцах этого времени тибетские, китайские и арабские историки. Почти всегда — только о дворцовых событиях, военных походах и битвах, обмене послами и невестами-принцессами. Мы практически ничего не знаем о том, что происходило в это время в сфере их культуры, быта, обычаев, верований. Можем только догадываться и реконструировать. Более поздние буддийские историки пишут, что в данный период в Тибете расцветал буддизм. Однако для основательного разговора о распространении буддизма очень мало данных. Но в чем можно быть совершенно уверенными, так это в том, что тибетцы продолжали создавать семьи. Брак и семья в Тибете — явление чрезвычайно интересное и своеобразное.


Читать далее: Брак и семья, взаимоотношение полов.

…и страна зовется
    Тибетом

© А.Д.Цендина