В. Подкурков

За семью горами

Старый Бхатгаон (Бхактапур)

Огонёк, 17 июня 1962 года, №25 (1826)

Мы, два советских журналиста, летим в Непал. Невелико расстояние между Дели и Катманду — менее трех часов полета на маленькой и дряхлой «Дакоте». Но в течение веков мало кто мог проникнуть сюда, и очень немногие знали об этой стране. Долгое время Непал считался «царством отшельников», «страной за семью замками». До 1948 года здесь побывало, как свидетельствует статистика, не более трехсот иностранцев. Непал — одна из наименее исследованных стран на земле.

Самолет пересекает южную, с Индией, границу Непала, и мы видим у подножия гор узкую длинную полоску земли — тераи. Это одно из самых «мокрых» мест на нашей планете. Здесь в году только четыре «сухих» месяца. Тераи покрыты джунглями, топями и болотами. А дальше — сплошные горы. Они идут, как шеренги солдат, с юга на север, тремя параллельными ступенями, поднимаясь все выше и выше: сначала гряда Сивалик, затем Махабхарат и третья — Главный Гималайский хребет.

Центральную, самую высокую часть Гималаев занимает Непал. Уходя вершинами в облака, как стражи вечного безмолвия, возвышаются суровые и грозные «восьмитысячники» Канченджанга, Аннапурна, Дхаулагири, Макалу и Джомолунгма — «богиня — мать мира», или, по непальски, Сагарматха — «неба достигающая».

Наш самолет долго петлял в ущельях и вдруг неожиданно оказался над долиной, прорезанной реками, усеянной рисовыми полями, рощами деревьев, сквозь кроны которых виднелись пирамидальные верхушки многочисленных храмов.

Долина Катманду — 25 на 30 километров, — окруженная со всех сторон Гималаями, возвышается на 1 360 метров над уровнем моря. В этой долине расположены главные города страны: Катманду, Патан и Бхатгаон. Население занимается главным образом земледелием. На первый взгляд лица непальцев могут показаться непроницаемыми. Но при ближайшем знакомстве убеждаешься, что этот трудолюбивый народ очень общителен, приветлив и гостеприимен.

Города невелики, но многолюдны и по-восточному шумны. На узких улочках прямо на земле разложены незатейливые товары, овощи, фрукты. И кажется, продавцов больше, чем покупателей. Повсюду снуют любопытные ребятишки, идут, ритмично раскачиваясь, носильщики, деловито едут велосипедисты, изредка появляется автомашина, а вот промчался наш «Москвич». В речке, спасаясь от жары, прохлаждаются буйволы, над водой — только ноздри, глаза и рога. Неторопливо, важно и торжественно шествуют флегматичные коровы. Они священны и неприкосновенны. В тени лениво дремлют собаки. Дома большей частью двухэтажные, с выступающими карнизами, защищающими от солнца и дождя. В нижнем этаже обычно лавка, мастерская, иногда хлев или курятник.

Сваямбунат

Нигде, пожалуй, вы не увидите такого обилия старинных храмов, как в долине Катманду.

Величественный древний буддийский храм Боднат, высотою более 40 метров, построен еще до нашей эры. Это — кубическое здание с полукруглым куполом, увенчанным башней и тонким шпилем, верх которого напоминает нераскрывшийся цветок лотоса. С каждой из четырех сторон башни за вами неотступно следят огромные глаза всевидящего Будды.

На вершине лесистого холма стоит храм Сваямбунат. Рядом с ним живут сотни священных обезьян. Ими, как гроздьями усеяны окрестные деревья.

— Не смотрите им пристально в глаза. Это их раздражает, и они становятся агрессивными,— говорит сопровождающий нас непалец.

Но обезьяны, занятые своим делом, ведут себя мирно. Непальский мальчик, серьезный и любознательный, увязавшийся за нами и чувствующий себя здесь хозяином, вдруг издает «тарзанный» вопль, и моментально с деревьев сыплется, окружает нас множество обезьян. Мальчик разбрасывает зерна, и зверьки торопливо, как-то удивительно по-человечески, подбирают их лапой и отправляют в рот.

перед сожжением

Целый городок у реки Багмати занимает старинный храм брахманистов, Пашпатинат. Сюда приходят паломники, фанатичные старики и старухи, чтобы быть после смерти сожженными на специальных сооружениях у священной реки. В этот храм и до сего времени не пускают европейцев.  

Их очень много, этих великолепных храмов и святилищ-чайтий, вдохновенно украшенных искусными фигурками и тонкой резьбой. Их около трех тысяч только в долине Катманду.  

В Непале немало удивительного для иностранца, и за последние годы сюда зачастили туристы. В городах мы часто встречали группы американцев, точнее, американок, весьма преклонного возраста, не по летам живых и энергичных.

— У нас создается впечатление, что в США живут одни богатые старушки, — шутит гид. — Вероятно, на склоне лет их привлекает наша экзотика.

Да, Непал и впрямь страна экзотическая.

Посмотрите на карту Непала, и вы увидите прямоугольник, вытянувшийся с востока на запад, длиною примерно 900 и шириною 200 километров, вклинившийся между Индией и Китаем. «Тоненькая начинка в бутерброде между двумя большими кусками хлеба», — сказал мам в беседе министр иностранных дел Непала.

Здесь, идя с юга на север, на протяжении всего двухсот километров вы найдете все разнообразие климата, животного мира и растительности субтропиков и Северного полюса: от вечного лета до вечной зимы. Климат на этой узкой полосе и субтропический, и умеренный, и альпийский, и холодный — постоянно зеленые поля, леса, джунгли и белое безмолвие никогда не тающих снегов. Здесь можно увидеть пальмы, бамбук, березы и клены, альпийские луга и многометровые сугробы. Здесь выращивают бананы, манго, сахарный тростник и рожь, кукурузу, картофель, лук. Здесь водятся тигры, слоны, носороги, кобры, крокодилы, лисы и волки. Рядом с попугаями и нектарницами соседствует наш знакомый воробей.

Все реки Непала устремляются в Ганг. В узких ущельях, прорезая Гималаи, они текут на глубине тысячи метров, пересыхают зимой, а летом, в период дождей, иногда за сутки поднимаются на 10 метров.

В глубину веков уходит история этой древней страны. Уже в III веке до нашей эры в долине Катманду существовало сильное княжество. Аборигенами страны были племена тибетского происхождения, затем в разное время с ними смешались индийские племена неваров и гуркхов. До XVIII века Непал представлял собой независимое государство.

В начале XIX века сюда явились англичане. И хотя Непал формально считался по-прежнему независимым, он фактически попал под протекторат Англии.

Власть в стране захватил английский ставленник, крупный непальский феодал Джанг Бахадур Рана. Члены династии Рана более ста последних лет владели Непалом, как своей вотчиной. Король был отстранен от государственных дел, ему воздавались королевские почести, но запрещалось выезжать за пределы Катманду. Пост премьер-министра занимал Рана, и этот пост стал наследственным. Все важнейшие должности в государстве захватили члены семейства Рана. Глава семьи был премьером, один его брат — главнокомандующим, другой — верховным судьей, остальные — министрами. Сын премьера в день появления на свет получал звание генерала. Да и вообще генералами могли быть только родственники премьера. Запрещалось строить дома больших размеров, чем у Рана. Только в долине Катманду этой династии принадлежало 60 дворцов. Три четверти доходов государства шло в карман алчного семейства.

И так сто лет. Никаких законов не существовало, до 1924 года продолжалось узаконенное рабство. Непал был одной из самых отсталых феодальных стран Азии.

Но свежий ветер проник и через Гималаи.

После второй мировой войны в Непале бурно развернулось антифеодальное движение. 18 февраля 1951 года последний Рана был свергнут народом. Этот день ежегодно отмечается мак национальный праздник. Позже впервые в истории страны был избран парламент, во главе которого стали лидеры партии «Непальский конгресс». С декабря 1960 года правительство возглавляет король Непала, который обнародовал декларацию о роспуске парламента, запрещении политических партий и установлении «режима прямого правления». Правительство Непала проводит политику нейтралитета, укрепления независимости и суверенитета государства, придерживается принципов мирного сосуществования и добрососедских отношений, выступает за ликвидацию колониальной системы.

Современный Непал получил в наследство не только древнюю культуру, но и древнюю мотыгу, отсталое, слаборазвитое хозяйство.

Почти все десятимиллионное население страны занято в сельском хозяйстве. Пахотной земли не так уж много. Она отвоевывается у гор, по их склонам непальцы с удивительным искусством создают террасы. Здесь выращивают рис (основной продукт питания, на юге его собирают по два урожая в год), джут, сахарный тростник. Большая часть пригодных для обработки земель — это «бирта»: дарственные земли, собственность феодалов, за которые они не платят государству ни одной рупии, но сами получают с крестьян-арендаторов две трети урожая.

Месяц назад, как рассказали нам гостившие в июне в Советском Союзе непальские журналисты, принято решение о земельных преобразованиях: система «бирта» ликвидируется, земли передаются в ведение государства, а владельцы получают определенную компенсацию.

Недра гор богаты железом, медью, золотом, свинцом, нефтью, углем, графитом, слюдой. Богатства рядом, но не хватает средств на их разработку. Как гласит древняя непальская поговорка, «нужда в деньгах в доме у Кубера» — Бога богатства. Промышленности, по существу, мет, если не считать кустарных мастерских и небольших предприятий по переработке риса, джута.

Нам рассказали о проекте второго плана развития страны, рассчитанного на три года, начиная с июля 1962 года, или, по непальскому летосчислению, с июля 2019 года. В нем основное внимание уделено улучшению руководства, расширению транспорта и связи, развитию сельского хозяйства и промышленности.

Перед второй мировой войной подавляющее большинство населения Непала было неграмотным. Сейчас создано более трех тысяч школ, 27 колледжей, университет, сообщил нам министр образования и национального руководства.

Перед отъездом нас принял король Непала Махендра Бир Бикрам Шах Дева. Беседа проходила в летней резиденции — одноэтажном, просто обставленном доме, стены которого украшены охотничьими трофеями.

Король считает, что Непал «не может разрешить своих проблем методом проб и ошибок, характерных для капиталистической системы производства. Похоже, что Непалу уготован средний путь».

Говоря о взаимоотношениях с Советским Союзом, король сказал:

— Я посетил Советский Союз в 1959 году, побывал в разных районах вашей страны. У меня хорошие воспоминания об этом визите. Встречали нас всюду тепло и радушно. Мы никогда не забудем прием, который был нам оказан в вашей великой стране. Я стремлюсь улучшать дружеские отношения между двумя нашими странами. Мы с благодарностью воспринимаем участие вашего народа в развитии нашей страны.

Советский Союз оказывает непальскому народу бескорыстную помощь: помогает строить электростанцию, сахарный завод, сигаретную фабрику, шоссейную дорогу Восток — Запад. Нашим специалистам пришлось преодолеть немало трудностей, прокладывая в джунглях первую очередь трассы будущей основной дороги, которая так нужна для связей внутри страны.

Непальский народ высоко ценит экономическую помощь Советского Союза, основанную на невмешательстве во внутренние дела, уважении суверенитета страны. Нелальцы хорошо знают, что советские люди искренне желают им успехов в укреплении национальной экономики, прогресса и процветания. Вот почему всюду в Непале мы встречали радушие, дружеское отношение к советским людям, к нашей стране.

Когда непалец хочет сказать, что все идет хорошо, он приводит древнюю непальскую пословицу: «Туман в месяц паус, капли в месяц маг, ливни в фальгон, солнце в месяц чайтра — все предвещает хороший урожай».

Пусть так и будет!